Книга «Баварское пиво» - BeerNews.ru

Книга «Баварское пиво»

Баварское пиво

Интервью с автором

Баварское пиво Книга «Баварское пиво» увидевшая свет в Издательском доме «Жигульский» летом этого года, включает в себя не только перечень основных баварских пивоварен и описание сортов производимых ими пива, но и достаточно подробно и увлекательно рассказывает о самой истории возникновения феномена под названием — «Баварское пиво». А это не только известное нам всем сорта: «Weizenbier» (пшеничное пиво), но и крепкие «Bock» и копчёное «Rauchbier» и многие другие.  Книга рассказывает об основных понятиях правильной дегустации пива, о традиция связанных с этим пенным напитком.

Читая книгу, вы совершаете вместе с автором путешествие по пивной Баварии, с её прохладными «биргартенами» и уютными пивными ресторанчиками в маленьких городках, где варят своё «не коммерческое» пиво и где можно пообщаться с пивоваром и хозяином ресторана в одном лице. После прочтения остаётся одно желание – немедленно купить билет на самолёт до Мюнхена и лететь пить пиво. Это не удивительно. Автор книги, настоящий профессионал в пивной теме. Из под его пера уже вышли несколько книг о пиве. Александр Петроченков – писатель, журналист, консультант, один из немногих отечественных «пивных писателей» согласился дать интервью нашему сайту.

Пивные новости (ПН) — Расскажите коротко о себе.

Александр Петроченков (АП) — Родился в 1951 году в Смоленске. Образованием обременен медицинским и финансово-экономическом. В 1988 году стал предпринимателем, создав вместе с друзьями кооператив по торговле компьютерами, как только это стало возможно. В журналистике с 1977 года. Публиковался во многих периодических изданиях. В 1995 году я оказался у истоков популярного компьютерного журнала «Домашний компьютер» в издательстве «Компьютерра». Создав с нуля этот новый журнал, пять лет был его главным редактором и директором.  В последние время преимущественно пишу книги. За два десятилетия стал автором полусотни книг на разные темы — от компьютеров и эффективных методов изучения английского языка до личных финансов и философии фотографии.  Самая успешная книга — учебный словарь «2000 наиболее употребительных слов английского языка», выдержавший с 1992 года пять переизданий. Некоторые книги переведены на иностранные языки и изданы за рубежом. Живу в Москве. Женат, двое детей, уже взрослых.

ПН —  Отчего такая любовь к пиву?

АП — Ровно двадцать лет назад, в середине сентября 1988 года я неожиданно очутился в Мюнхене по приглашению моего старого, со студенческих пор немецкого друга д-ра Пауля Рюля. Он теперь ректор Баварского виртуального университета. Это случилось вскоре после ликвидации «железного занавеса». Я впервые оказался за границей, до этого меня не пустили даже в групповую туристическую поездку в Чехословакию. Не успел я тогда приехать в Мюнхен, как там открылся шумный Oktoberfest. Так я впервые оказался в самом эпицентре пивного баварского пивного безумия на лугу Терезы. До этого я к пиву относился довольно спокойно и не испытывал к нему особый чувств. Пивзавод в Смоленске, построенный в начале XX века немцем Мюллером, под советским руководством варил стандартное «Жигулевское» и «Ячменный колос» — довольно невзрачное пиво. Работал я на почтовом ящике. Частенько бывая в командировках в Прибалтике, Белоруссии и других местах, я не упускал возможности попробовать разные марки местного пива. Некоторые марки я находил интересными и достойными внимания. А любимой моей маркой в то время было «Двойное Золотое» ленинградского завода «Красная Бавария», пить которое мне случалось нечасто. Поэтому, только попав в Мюнхен, я осознал насколько великолепным и неотразимым может быть настоящее пиво, приготовленное правильно и с любовью. В тот раз я провел в Западной Германии около месяца, объехав ее почти всю. Заметив мой интерес к пиву, немецкие друзья стали активно потчевать меня разными сортами и марками, знакомить с пивными традициями и достопримечательностями, много времени мы проводили в разных биргартенах и пивных, посещали монастыри и пивоварни. А мой старый немецкий друг Лотар Диркес в Эссене поделился своим опытом домашнего приготовления пива, что легло в основу моей первой книги по пивоварению «Варим пиво», написанной в 1993 году. С этой книгой вышла история, но о ней я расскажу в другой раз.

Тогда я занимался переводами для издательства Langenscheidt, благодаря чему каждые полгода бывал в Мюнхене. В общей сложности я перевел на русский язык полдюжины глоссариев для учебников этого известного издательства, а также учебник к популярному видеокурсу немецкого языка Alles Gute! — эта книга потом издавалась и в Москве. На гонорары за переводы я покупал в ФРГ персональные компьютеры и продавал их через свой кооператив в Смоленске. Но золотая пора длилась недолго. За это время я успел основательно познакомиться с немецким пивом, а в Мюнхен неизменно ездил через Прагу. Дело в том, что билетами для туристов занимался «Интурист», предлагавший железнодорожные билеты в Мюнхен через Берлин с пересадкой в Ганновере или Фулде. Такой билет стоил около 450 долларов   в те годы это были более существенные деньги, чем сегодня. Поэтому я отказался от услуг «Интуриста», а на Киевском вокзале брал билет на поезд «Москва-Прага» за 95 рублей. А из Праги в Мюнхен можно было добраться на местном поезде. Этот маршрут оказался не только намного дешевле, но и обладал замечательной особенностью: целый день можно было провести в Праге, обследуя местные пивные и наслаждаясь чешским пивом, которое не уступало баварскому, но было в намного дешевле. Наш кооператив «МетаСофт» сотрудничал с московской фирмой, русифицировавшей операционную систему DOS по заказу Microsoft. Мне, как журналисту, пишущему на компьютерные темы, предложили поучаствовать в редактировании документации в русской версии DOS. Таким путем в 1990 году мне довелось взять интервью у Билла Гейтса, когда тот впервые появился в Москве, чтобы презентовать русскую операционную систему. Поэтому местное отделение Microsoft всякий раз, когда я бывал в Мюнхене, приглашало меня посетить их контору. В Москве тогда еще не было подразделения Microsoft, и все управление продвижением программ Microsoft в Восточной Европе осуществлялось из Мюнхена. Позже, как главному редактору компьютерного журнала, мне доводилось несколько раз ездить на встречи и брифинги разных компаний в Мюнхен, которые неизменно заканчивались в каком-то пивном ресторане. Я также неоднократно принимал участие в выставках CeBIT и CeBIT Home в Ганновере, всякий раз стараясь хотя бы на денек-другой заглянуть в Мюнхен к своим друзьям. А те, кто бывал в выставочном ЭКСПО комплексе в Ганновере, наверняка помнят огромный ресторан-павильон мюнхенской компании «Лёвенброй», при входе в который стоит большая механическая фигура льва, поднимающего кружку пива и при этом громко рычащего. Эта декорация с символикой «Лёвенброй» напоминает антураж Октоберфеста.

Так развивалось мое пристрастие к пиву, накапливался опыт и знания, которые затем нашли выход в книге «Пиво. Путеводитель», которую выпустило «Издательство Жигульского» в 2003 году (теперь права принадлежат издательству BBPG). Самым первым покупателем этой книги 3 сентября 2003 года стал вице-спикер Госдумы и глава ЛДПР В.В. Жириновский: в тот день он открывал Московскую международную книжную выставку-ярмарку на ВВЦ, и, разрезав ленточку, отправился пройтись вдоль стендов издательств. Моя книга только-только поступила из типографии, и сотрудники издательства выложили ее на самом видном месте. Жириновский заметил книгу, подозвал к себе телохранителя и взял у него кошелек, чтобы расплатиться, так как своих денег у вице-спикера с собой не оказалось. Всем известно, что Жириновский является одним из самых активных водочных лоббистов в Думе и врагом пивной индустрии. Это именно он продвигает законы, запрещающие рекламу и ограничивающие продажу и потребление пива. Мне доводилось с ним беседовать на эти темы. Он убежденный противник пива и пивоварения, и в духе «теории заговора» утверждает, что мировые силы зла коварно спаивают Россию пивом, чтобы ослабить ее и ограбить. О том, что «силы добра» пять столетий успешно спаивали Россию водкой, он почему-то не любит распространяться.

ПН — Вы переводчик с английского и французского, а книга о немецком пиве. Почему?

АП — Вообще-то я не переводчик. Просто лет 15-20 назад довелось перевести для немецкого издательства полдюжины книг. Теперь переводами я почти не занимаюсь. Но покупаю немало книг через интернет (чаще всего в магазине Amazon в разных странах) и во время поездок за границу. Полагаю, что всякий желающий может научиться свободно читать, усвоив лексический минимум английского языка по моим учебным словарям.
Про немецкое пиво я пока не написал никакой специальной книги. А вот про пиво Баварии написал с удовольствием, так как баварское пиво мне известно лучше пива других стран. Поэтому, когда в «Издательстве Антона Жигульского» возникла идея создать книги о чешском и баварском пиве, я согласился написать о пиве Баварии, а также рекомендовал в качестве автора книги о чешском пиве Игоря Корчагина, известного мне благодаря весьма интересному и содержательному сайту «Чешский Vademecum». Игорь консультировал меня по чешскому пиву, когда я писал «Пиво. Путеводитель», за что я ему искренне признателен. Похоже, судьба не случайно свела нас в «Издательстве Антона Жигульского» как авторов книг «Чешское пиво» и «Баварское пиво». А недавно в издательстве «Вокруг света» вышел путеводитель Игоря Корчагина «Чехия. Пиво», а с моим участием другой путеводитель — «Мюнхен. Октоберфест».

ПН — Как вы стали экспертом по немецкому пиву? Кто помогал?

Я уже рассказал историю своих давних отношений с баварским пивом. Мне помогали многие люди, включая моих друзей, которым я выношу благодарности на страницах моих книг, включая многих совершенно незнакомых людей, с которыми мне часто доводилось общаться в пивных и биргартенах Мюнхена и других мест Баварии. Порой от таких случайных людей я получал ценные советы и рекомендации обратить внимание на ту или иную пивную, марку пива или пивоварню, отличающиеся уникальным своеобразием. Вообще с немцами на темы пива нетрудно общаться, они охотно делятся своим опытом. Хотя всякое бывало. Например, однажды я зашел в небольшую пивную в маленьком баварском городке, где сидели с кружками и стаканами десятка полтора постоянных посетителей и беседовали между собой. Они немедленно замолкли, когда незнакомец вошел в пивную, а когда услышали, как я общаюсь с барменом, повисла гробовая тишина. Бармен объявил им, что я русский. Меня разглядывали так внимательно, словно иcкали, где у меня спрятан автомат Калашникова. Похоже, я был первый русский, посетивший это заведение. Однако, как новичку, да еще русскому, мне немедленно была выставлена объемистая рюмка водки. Разумеется, за счет заведения — в качестве жеста дружбы народов. Все внимательно наблюдали, как я обращаюсь с этой водкой. Пришлось выпить ее за здоровье всех присутствующих и только после этого переключиться на пиво. Лед был сломан, и дальше мы активно общались с завсегдатаями заведения (постоянного посетителя, Stammgast, особенно ценят, ведь он приносит основной доход пивной) и барменом и обменивались мнениями. Я не слишком хорошо владею немецким, чтобы свободно болтать, а в Баварии говорят на весьма своеобразном баварском диалекте, который даже не все немцы понимают. Кстати, немцы далеко не все и не везде владеют английским, особенно старшее поколение в глубинке. Но вообще-то под хорошее пиво дружеские отношения и взаимопонимание складываются очень легко и быстро. Во многих немецких пивных царит особая неповторимая теплая атмосфера почти семейного уюта, которая называется особым термином Gemütlichkeit, который известен во всем мире.
Честно говоря, я могу считать себя экспертом лишь постольку, поскольку написал несколько книг о пиве. Но я отлично понимаю, что совершенства не достиг, так как более глубокое освоение предмета требует дальнейшего постоянного и настойчивого изучения. Только в буквальном смысле «не щадя живота своего» можно стать экспертом. Однако для достижения авторитета и признания, присущего недавно ушедшему выдающемуся пивному журналисту и эксперту Майклу Джексону по кличке The Beer Hunter , мне очень далеко.

ПН — Что больше всего в Баварии запомнилось и понравилось?

АП — Бавария вообще самая красивая, уютная и обеспеченная земля в Германии, где люди умеют жить хорошо и со вкусом. Там много интересного. В Баварию можно ездить годами и постоянно находить что-то необычное и удивительное. Помню, поначалу, пару десятков лет назад, меня поражал уровень жизни в Баварии: казалось, что там частных самолетов больше, чем в Советском Союзе частных автомобилей. Прекрасные дороги, красивые и удобные дома, нигде нет никаких покосившихся заборов и хибар. Повсюду чисто, аккуратно и красиво, словно это декорация для открытки. Поражает многое, хотя если бывать в Баварии десятки раз, к этому быстро привыкаешь, как и ко всему хорошему.

Недавно я ехал из Смоленска в Москву по лучшей автодороге России. Под городом Гагарин наш автобус сделал остановку возле АЗС, чтобы пассажиры сходили в туалет. Впрочем, туалета я так и не нашел. Просто сразу за пыльной площадкой, на которой стояли автобусы и грузовики, начинались заросли каких-то кустов и сорной травы в рост человека — вот это и был туалет. Углубляться в эти заросли не хотелось — было грязно и вонюче. Это происходило в нынешнем 2008 году, когда Россия процветает в богатстве от нефтедолларов. Двадцать лет назад самое неизгладимое впечатление на меня произвела автомобильная парковка в глухом лесу на обычной дороге в Баварии. В аккуратном домике туалета было просто клинически чисто, хоть на пол ложись, вся сантехника сияла нержавейкой и работало безупречно — подносишь руки к крану и автоматически течет теплая вода. Жидкое мыло и туалетная бумага, как сейчас в лучших отелях и ресторанах Москвы. Никаких следов присутствия вандалов, хотя туалет в лесу никто не охраняет. Будто за минуту до моего появления там специально все довели до блеска и спрятались. И все это совершенно бесплатно, и к тому же не видно никакого обслуживающего персонала. Вот это меня потрясало в Баварии больше, чем всякие там памятники, замки, самолеты, неслыханное изобилие, переполненные товарами магазины и все такое прочее.

Забавно, что когда я в своем блоге написал о своих неприятных впечатлениях от недавней поездки в Смоленск, меня в комментариях немедленно обвинили в чернухе, негативизме и чуть ли не в отсутствии патриотизма. Очень советую таким пламенным критикам на недельку съездить в Баварию, даже если они не любят пива.

ПН — В книге описана только малая часть баварского пива. Нет ли желания сделать более полный справочник-путеводитель по баварскому пиву или перевести уже изданные в Европе?

АП — Простите, но мне не известно более полного справочника-путеводителя по баварскому пиву, изданного в Европе или в США. Поверьте, этот вопрос я изучил довольно основательно. А чтобы не пропустить что-то важное, приобрел через интернет и в мюнхенских книжных магазинах все книги, имевшие отношение к данной теме. Пожалуй, только на сайте Баварского союза пивоваров можно найти более полную текущую информацию обо всех баварских пивоварнях, чем в моей книге. Кстати, я предлагал опубликовать перечень всех баварских пивоварен в своей книге с приведением их полных юридических названий, адресов и телефонов, но редакция от этого отказалась и удалила этот справочный материал из книги: просто их оказалось слишком много, более тысячи. Даже набранный мелким шрифтом этот перечень занял бы несколько десятков страниц. Поэтому редакция выбросила его, чтобы не увеличивать объем и себестоимость книги.
Понимаете, я зарабатываю я тем, что пишу книги, все из которых издаются и приносят доход мне и издателю. Поэтому мое личное желание написать какую-то книгу вовсе не является единственным, с которым надо считаться. Я могу поделиться идеей новой книги с издателем, написать план-проспект будущей книги и предложить её издать, но писать книгу я обычно начинаю только тогда, когда мы приходим к согласию и уже имеется договор с издателем, в котором определены все параметры издания. Разумеется, я могу написать то, что мне в голову взбредёт. Но потом этот творческий продукт придётся продать какому-то издателю либо издавать книгу за свой счёт, что невыгодно и мне совершенно неинтересно. Современные книги non-fiction возникают в результате коллективного труда различных профессионалов: редакторов, иллюстраторов, экспертов, художников, дизайнеров, верстальщиков, полиграфистов, корректоров. Даже юрист прилагает свою руку к книге. Я уж не говорю про маркетологов, пиарщиков, рекламистов, мерчандайзеров, оптовиков и прочих специалистов торговли и продвижения. Во главе всего этого процесса стоят главный редактор и издатель. Как режиссёр и продюсер в производстве кинофильмов. Автор текста книги non-fiction выполняет лишь свою часть работы, может быть важнейшую и самую трудоёмкую, но все-таки только часть.
Заметьте, многие мои книги довольно дорогие. Это вовсе не потому, что я стремлюсь создавать именно такие малодоступные читателям книги. Но издателям они особенно выгодны. А ведь именно издатель вкладывает в создание книги свои деньги, и зачастую немалые. Он рискует тем, что, выпуская книгу, надолго омертвляет капитал в тираже, который, может быть, даже не удастся распродать. Поэтому я с большим уважением отношусь к предпринимательскому таланту и смелости издателей, умеющих создавать новые необыкновенные книги, которые хорошо продаются, переиздаются и переводятся на другие языки. Не будь их, многих моих книг просто не было бы.

Боюсь, однако, что дорогие, роскошно изданные книги и альбомы, отпечатанные в лучших зарубежных типографиях (например, альбом-путеводитель «Баварское пиво» печатали в Гонконге) обычно вовсе не предназначены для вдумчивого чтения. Зачастую это всего лишь красивый и достойный подарок любимому мужу или дорогому начальнику, которому суждено пылиться рядом с другими бесполезными и пафосными подарками, вручаемыми по случаю праздника. Я трезво осознаю, что правда именно такова. Поэтому и не жду, что такие книги покупают для прочтения. Вот почему я особенно рад редким откликам читателей, которые все-таки взяли на себя труд и прочли такую дорогую книгу. Увы, книга — все еще хороший подарок, хотя в массе своей наши современники читают преимущественно триллеры и боевики.

ПН — Какому пиву из баварского вы бы отдали предпочтение (светлому, тёмному, вайс…)?

АП — У меня нет выраженных однозначных предпочтений, так как я исповедую потребление пива не как источник привычного наслаждения, а как постоянное приключение, в котором нужно постоянно искать что-то новое — новые вкусы, оттенки и ощущения. А это предполагает, что сохранение лояльности только одному сорту или марке недопустимы. Мне нравятся и весьма интересны практически все сорта баварского пива, включая такие необычные, как Rauchbier. Впрочем, большинство любителей пива предпочитает сохранять верность «своему» любимому пиву и игнорировать все остальные. Поэтому, когда я в Мюнхене рассказываю о том, что в небольшом Бамберге (всего в 200 км севернее Мюнхена) я с удовольствием попробовал несколько марок «копченого пива», мои мюнхенские собеседники обычно морщатся, демонстрируя свое отвращение, хотя сами они никогда не бывали в Бамберге и такого пива не пробовали.
Великий The Beer Hunter завещал в своих трудах постоянно находиться в состоянии поиска нового, быть отважным и пытливым «пивным охотником», а вовсе не «пивным патриотом» одного привычного сорта или марки. Кстати, его книгу «500 великих марок пива» мне фактически пришлось перевести заново, так как первый перевод без преувеличения был ужасен. За этот почти дармовой труд меня удостоили в русском издания этой книги звания консультанта. На мой взгляд, это одна из лучших книг о пиве. 

ПН — Есть ли планы написать об английском или бельгийском пиве?

АП — Есть. Но прежде я считаю своим долгом более основательно изучить предмет.

ПН — Много ли времени заняло написание книги?

АП — Собственно изучение собранной информации и доступных источников, а затем написание рукописи книги «Баварское пиво» заняло около семи месяцев. Но изучение предмета заняло полтора десятка лет, да и сегодня продолжается. Договор о создании этой книги был подписан летом 2004 года, а рукопись я закончил в июне 2005 года. Антон Жигульский оплатил мою поездку в Баварию для сбора материала для книги, чем я не преминул воспользоваться, существенно обогатив книгу своими впечатлениями и новыми пивными открытиями, нашедшими отражение на страницах книги. Поэтому могу смело утверждать, что это уникальная книга, подобных не издавалось в других странах. Туда вошли материалы, почерпнутые мною в Мюнхене в крупнейшем пивном архиве объединённых пивоварен Spaten-Franziskaner-Löwenbräu. Большую помощь мне оказал руководитель этого архива д-р Петер Урбанек. Кстати, в архиве я обнаружил единственную книгу на русском языке, выпущенную к 300-летию Санкт-Петербурга. Впрочем, теперь там имеется также первое издание моей книги «Пиво. Путеводитель», а скоро я отвезу туда «Баварское пиво» и путеводитель «Мюнхен. Октоберфест».

ПН — Как вообще этот процесс (написание) происходит? 

АП — Ничего особенно увлекательного в технологии этого процесса нет. Ведь произведение не только задумывается и пишется, но и создаётся как законченный продукт — книга. Автор принимает участие на всех этапах создания книги. Вначале изучаешь все доступные источники — книги, статьи, интернет. Смотришь, что об этом написали другие. Видишь их недостатки, восхищаешься достоинствами, тихо завидуешь их уникальному опыту. Общаешься со знатоками. Приобретаешь собственный практический опыт, в свете которого можешь оценивать важность собранных сведений и достоверность источников. Фиксируешь, классифицируешь и обобщаешь отрывочные данные в виде записей в компьютере. Составляешь план книги. Заключаешь договор с издательством, которое вправе высказать свои пожелания относительно плана книги, её объёма, сроков и т.п. Имея договор, ты уже знаешь, что и когда ты получишь за свой труд, это позволяет  работать осмысленно и целеустремлённо. Затем садишься и планомерно работаешь, пока не закончишь писать текст рукописи. Текст следует несколько раз перечитать через некоторое время и внести правку. Рукопись сразу отдаешь издательству, где за неё принимаются редакторы — правят литературные редакторы, главный редактор делает какие-то предложения по структуре текста, бильд-редактор ищет в фотобанках и готовит иллюстрации к тексту. На этой стадии нужно быть готовым к сопротивлению, чтобы отстоять свой текст, так как филологи часто настолько тщательно сглаживают все непонятные им шероховатости, что текст становится просто никаким или даже искажается смысл. 

Часть фотографий и иллюстраций (гравюр, ксерокопий, бирдекелей, этикеток и т.п.) или хотя бы перечень желательных иллюстраций я сам предоставляю издательствам, чтобы направить работу оформителей в нужное русло. Потом я участвую в верстке книги, высказываю свои суждения и даю советы по поводу иллюстраций и верстки, хотя на этой стадии книга мне уже почти не принадлежит, и главный редактор может своей властью вносить изменения, если вдруг возникает непонимание с редакторами и оформителями. Нередко приходится идти на компромисс, жертвовать материалом, который кажется ценным, но в книгу не влезает. Потом читаешь отредактированную сверстанную книгу в печатном виде, отпечатанную на принтере, или в виде PDF-файлов, после чего вносятся последние поправки. Последним книгу обычно читает корректор. Вот примерно так идет процесс создания книги. То есть в одиночку профессионально книгу не сделаешь.

ПН — Насколько я знаю, вы также занимаетесь экономикой и финансами. В сегодняшней ситуации, во время кризиса, стоит ли «вкладываться в пиво»? Открывать новые пивоварни, пивные заведения.

АП — Да, я консультирую по вопросам личных финансов и инвестирования. Случается выступать перед аудиторией слушателей.

По поводу фразы «вкладываться в пиво» мнея вспомнилось недавнее шутливое размышление управляющего директора лопнувшего банка «КИТ Финанс», а в прошлом главного редактора газеты «Ведомости» Леонида Бершидского: он прикинул, что «вложиться в пиво» намного приятнее, чем накупить акций банка ВТБ, так как пивом на 1000 долларов можно раз 100 хорошенько напиться, а сдав бутылки получить еще 51 доллар, тогда как от пакета акций ВТБ на 1000 долларов одна нервотрепка и никакого удовольствия.

Надо отметить, что нынешний кризис слишком обширный и непредсказуемый, чтобы утверждать, будто тебе известен некий волшебный секрет, как из него выбраться без потерь. Полагаю, только к середине будущего года мы сможем понять реальные масштабы нынешнего кризиса, который еще несколько месяцев назад многим известным экспертам, включая министров финансов, казался успешно преодоленным. В будущем году мы поймем, развивается ли кризис по оптимистическому сценарию или он перешел в затяжную хроническую форму.

Думаю, что этот кризис приведет к переоценке многих прежних ценностей, изменит многие фундаментальные рыночные и финансовые механизмы. Я бы не взялся сегодня пророчествовать на темы будущего. Поживем — увидим. Конечно, кризис не означает конец света. Какие-то предприятия, компании и банки могут обанкротиться и исчезнуть, а для уцелевших это будет означать неожиданное благо, новые возможности, улучшение деловой среды. Протекание и завершение кризиса во многом будет зависеть от шагов правительств, которые своими благими намерениями и популистскими политическими решениями могут продлить мучительную агонию экономики. Лучше бы они не вмешивались, тогда распад и очищение завершится быстрее, и запустятся естественные механизмы нового роста. В огромной степени это зависит о того, как поведут себя власти США, хотя мне сегодня не известно даже, кто будет новым президентом. Как они поступят с долларом? Какие решения будут выработаны на международном совещании президентов в Вашингтоне в середине ноября? Что отчебучат наши самоуверенные руководители? Короче говоря, это довольно сложная задачка. 

Сегодня мне представляется, что в выигрыше могут оказаться те, кто сидит в «кэше», то есть держит деньги в кулачке в готовности вложить их в перспективные пректы. Однако обстановка такова, что с уверенностью даже этого утверждать невозможно. Может быть выгоднее держать в кулачке вовсе не рубли или зелёные фантики, а золото? Нельзя исключать создание новой твёрдой валюты, основанной на золотом стандарте. Это может радикально изменить обстановку на валютном и финансовом рынке. Экономика во всем мире станет принципиально другой.

Полагаю, что на финансовом рынке главные потери уже позади, хотя и этого нельзя знать наверняка. Если продолжатся банкротства банков и финансовых институтов, даже сегодняшнее «локальное дно» на фондовом рынке, когда акции уже обесценились в несколько раз, может оказаться недостижимой мечтой! В случае, если мировая экономика свалится в депрессию, это может продлиться годами. Вспомните: Великая депрессия длилась более десяти лет и закончилась благодаря мировой войне. А японская депрессия после краха в начале 90-х так и не закончилась, теперь рискуя перейти в новую, ещё более глубокую. 

Вот почему я не могу сейчас давать безответственные рекомендации строить пивоварни или вкладываться в пивные заведения. Призываю сохранять бдительность и размышлять самостоятельно, ориентируясь по обстановке и ища выгодные варианты, которые вполне могут подвернуться в такой изменчивой обстановке. В принципе реальный сектор экономики сегодня представляется более предпочтительным и перспективным, чем игра на финансовом рынке. Ведь люди и в условиях кризиса продолжают пить пиво и закусывать. Но если наступит депрессия, потребление может резко и надолго снизиться, и тогда многие пивовары и пивные заведения обанкротятся. Не стоит строить иллюзий на этот счёт. Только жизнь покажет, как в действительности будет развиваться сценарий кризиса. И не слушайте других аналитиков: сегодня никто не может знать, как повернутся события.

ПН — Какой ваш прогноз по пивному рынку с учётом кризиса? Будет ли снижаться влияние пивных гигантов?

АП — Достоверно предсказывать это так же трудно, как и то, что предстоит завтра малым пивоварням и пивным заведениям. Однако опыт подсказывает, что крупные компании в условиях кризиса получают шансы не только выжить, но и стать ещё крупнее, поглощая мелкие ослабевшие или обанкротившиеся предприятия, если хватит собственного капитала или банки дадут им кредиты. В США после биржевого краха 1929 года до 1933 года продолжался сухой закон, после которого выжили только некоторые, самые крупные пивоваренные предприятия, сумевшие быстро захватить и монополизировать рынок.
В Баварии традиционный пивной рынок и без того в последние десятилетия находился в состоянии самоуничтожения: число мелких частных и семейных пивоваренных предприятий и заведений там уменьшалось примерно на 5% ежегодно. А их в Баварии большинство. Мировые гиганты пивоварения охотно скупают среднего размера предприятия, присваивая их локальные бренды. Не думаю, что кризис сильно затормозит этот процесс, скорее наоборот. Так что богатые и сильные наверняка станут ещё богаче, а бедным и слабым придётся уйти. 

Примерно то же будет и у нас, хоть у нас и близко нет такого числа мелких пивоваров, как в Баварии. Мне представляется, что малое пивоварение может успешно развиваться в более благополучные и спокойные годы, чем в условиях кризиса, тогда как хищные гиганты всегда готовы использовать любые обстоятельства для наращивания своей массы путём слияний и поглощений. Полагаю, что гигантам в случае рецессии и снижения платежеспособного спроса тоже будет несладко: доля самого прибыльного пива класса premium и иностранных марок, выпускаемых по лицензии, уменьшится, а бюджетные марки могут стать более популярными.

ПН — Какие планы по написанию следующих книг о пиве?

АП — Только что, буквально пару недель назад, я закончил рукопись новой книги, которая формально является новой версией или вторым изданием книги «Пиво. Путеводитель», хотя в действительности она втрое больше по объёму и вообще будет больше похожа на том энциклопедии. У меня просто гора с плеч. Книга огромная, отнявшая много времени и сил: писал я её более года, объем 30 авторских листов, то есть более 1 миллиона 200 тысяч знаков. Формат у моей книги будет такой же, как и у замечательной книги Эркина Тузмухамедова «Виски. Путеводитель». Эта книга выйдет в той же серии. 

Интересно, неужели кто-то собирает у себя коллекции таких книг? Ведь дешёвой книгу никак не назовешь:  розничная цена не менее 50 евро или около 70 долларов. Впрочем, для истинных коллекционеров это недорого. Ну, и по формуле «книга — лучший подарок» дорогая книга — самый ценный подарок.

Теперь идет редакторская работа и вёрстка книги «Пиво. Путеводитель», в чем я тоже принимаю участие. Что я буду писать потом? Точно еще не решил, хотя хочется вначале завершить несколько проектов, начатых в прежние годы, предложив их издателям. Вероятно, будет несколько книг на темы, связанные с личными финансами. Но и пиво я бросать не собираюсь. Повторю, тут многое зависит от воли издателей: если поступят интересные и выгодные предложения, тогда собственные планы мне придётся отложить до лучших времён.

2 ноября 2008 года 

Related posts

Leave a Comment

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.